Заглавная
Учреждения
Новости
Галерея
Карта сайта
Мы рады приветствовать вас на сайте, который рассказывает о
П.П. Ершов культурных учреждениях города Ишима.
 
События
Дата события: 01.06.2014
"Зори Тюмени" и ансамбль "Санрайз" в Ишиме. Подробнее...
Дата события: 25.05.2014
Ишимский театр - "Чехов про...". Подробнее...
Дата события: 24.05.2014
"Ершовские дни" в Ишиме. Подробнее...
Дата события: 22.05.2014
"Первые цветы" - концерт "Хорошее настроение". Подробнее...
Дата события: 20.04.2014
"Радуйтесь, люди, Христос воскрес!". Концерт в ГДК. Подробнее...
Дата события: 16.03.2014
Мега-баттл в ККЗ. Подробнее...
Дата события: 09.03.2014
Выставка собак породы хаски. Подробнее...
Дата события: 08.03.2014
Концерт ансамбля А.Заволокина "Вечёрка". Подробнее...
Дата события: 08.03.2014
Праздничный концерт "Внимание, март!" Подробнее...
Дата события: 08.03.2014
Вечер отдыха "Сегодня праздник у девчат" Подробнее...
Дата события: 06.03.2014
Конкурс "Агент 008". Подробнее...
Дата события: 16.02.2014
Кукольный спектакль "Конёк-Горбунок". Подробнее...
Дата события: 14.02.2014
Выставка-продажа "Индийская ярмарка" в КЦ Ершова. Подробнее...
Дата события: 13.02.2014
Спектакль "Императрица". Подробнее...
Дата события: 09.02.2014
Конкурс "Семья ветерана". Подробнее...
Дата события: 01.02.2014
Концерт "Три тенора - Всё о любви". Подробнее...
Дата события: 01.02.2014
Вечер встречи выпускников Подробнее...
Дата события: 01.02.2014
Ишимский театр - спектакли в феврале. Подробнее...
Дата события: 31.01.2014
Торжественное мероприятие, посвящённое 70-летию снятия блокады Ленинграда. Подробнее...
Дата события: 25.01.2014
Ишимский театр в январе 2014 г. Подробнее...
 
Поиск по сайту:
 
 

Большая жизнь в малом формате

Течет жизнь. Изменчивая, полная сюрпризов, неожиданностей (радостных и не очень), крутых поворотов. И каждый божий день, прочувствованный и прожитый нами, невидимым ручейком вливается в океан истории. Что-то остается в прошлом... А вот природа неизменна, вечна. Незыблема, величава. Мастера слова «короновали» царицу «ее величество». Или же более пафосно, коленопреклоненно «природа-мать». Одушевленной, тонкочувствительной натурой сделали ее в своих произведениях, воссоединив с человеком. Воспевают природу и композиторы в бессмертных музыкальных произведениях. О живописных признаниях ей в любви – особый разговор. Кто первый дерзнул выполнить пейзажный рисунок? Историки и искусствоведы однозначно утверждают: сделали это китайцы в шестом веке. Пленэрная же живопись зародилась позже, с семнадцатого столетия. Постигая тайную прелесть окружающего мира, работали шаг за шагом (или от пленэра к пленэру) и русские пейзажисты. Которые, кстати говоря, оказавшись за пределами России, безумно тосковали, стремясь во что бы то ни стало к родным тополям, реченькам да березкам. Тому в подтверждение слова Игоря Грабаря, сказанные им по возвращении из заграничной поездки: «Нет нигде таких чудесных березовых рощ, таких восхитительных песен, золотых осеней, сверкающих инеев».

Одухотворенно около пятидесяти лет работает над этюдами ишимский художник Борис Коньшин.

Один в поле не воин?

Применительно к военным действиям, безусловно! Но если мирное время. «Поле» - окружающий мир. «Воин» - художник с этюдником и необходимыми принадлежностями для рисования. Тогда все иначе. Правда лишь в том (из пословицы), что Борис Степанович – единственный в городе настоящий мастер этюдных произведений. Картины которого имеют самостоятельную художественную ценность. (В чем ни раз убеждалась на выставках в историко-художественном музее Ишима.) Ведь в переводе с французского «этюд» - «изучение». С помощью этюдных набросков художники зачастую и совершенствуют свое профессиональное мастерство, выполняя заготовки для будущих картин. Как известно, амбициозность для одних художников – сестра. Для других – злодейка. Она и подталкивает (не всегда оправданно) к большим художественным форам. Остановить миг быстротечной и суетной нашей жизни «между прошлым и будущим» масляными красками в мини-формате. Придать ему реалистичность, наполнив светом и воздухом – дело непростое. Отличное выполнение поставленной сверхзадачи и придает этюдам Бориса Коньшина самостоятельную ценность. Картины задерживают внимание зрителей, заставляют замедлить шаг, погрузиться в настроение переданного пейзажа. Порой прослушать музыку или стихи, внезапно нагрянувшие. (Что старательно декламирует твое подсознание под воздействием увиденного.)


Колоритная биография

С чего она начинается? Земля и мать – вот те духовные опоры для любого человека (кто бы ни был он по социальному положению). Без них нет счастья, профессионального роста, желания быть полезным и нужным.

– Если что есть во мне, это дали природа, Бог и окружение матери. Ее звали Агриппина Евгеньевна, – с теплотой вспоминает ишимский художник. – Рос в большой семье. У меня было три брата и две сестры. Мама занималась нашим воспитанием. Научила вышивать крестиком и гладью. Жили в небольшом доме. Всего шестнадцать квадратных метров: комната и кухня. Но мама умудрялась разводить цветы. Даже фикусы. Я делал для растений лестницы, подставки различные... Очень горжусь отцом, Степаном Георгиевичем. Он всецело отдавал себя работе. До войны окончил техникум мясной промышленности. Когда вернулся с фронта, назначили директором Ишимского мясокомбината. Был и депутатом городского совета... Это сейчас быть сыном начальника – здорово. Тогда окружающие предвзято относились. Но отец был кристально чистым человеком. Никогда ничего не брал, не тащил в дом. Деревянные кровати, соломенные матрасы. (Мои одноклассники не дадут соврать.) Скудно все жили. Страна восстанавливалась после разрухи. В сорок девятом его оклеветали. Дали десять лет «за халатность». Оправдал лишь Верховный суд...

Как настоящий художник Борис Степанович и в беседе сумел воссоздать зрительно осязаемые образы далекого послевоенного детства. Окрашенные радужными воспоминаниями. Ведь «детство – вечный наш гипнотизер». Помнит, как в сорок шестом на грузовой машине по бездорожью перебирались из Тюмени в ишимскую глухомань. При помощи простого карандаша размашистыми штрихами воссоздает на листе старый облик нашего града. Рассказывает об учебе, спортивных увлечениях, не упуская мельчайших деталей быта. К примеру, как наравне со взрослыми выстаивал огромную очередь у «фирменного» магазина мясокомбината, дабы купить продукты для семьи. И, разумеется, с благоговением – об учителе рисования:

– Помню, как Анатолий Фомин вошел в наш пятый класс, стал рассказывать о художниках. Принес с собой репродукции. А рисование в ту пору вообще за предмет не признавали. Но он старался заинтересовать. И это у него отлично получалось! Рисовал мелом на доске. Мы сидели, копировали. Делал дружеские шаржи на своих коллег, великолепно улавливая характер. Педагоги были очень узнаваемы...

Далее – кружок изобразительного искусства, где Борис общался с кумиром. Случались и походы в семью Фоминых. Для всех ребят они превращались в настоящие уроки человековедения. Учились у педагога нежному и трогательному отношению к близким.


На заре творчества

- Как ювелирно тонко пейзаж прописан, – всматриваясь в этюды, заметила, будучи в мастерской художника.

- Угадали! Ювелир – моя профессия. Три года учился в художественно-ремесленном училище Свердловска. По окончании (до армии) работал закрепщиком на заводе «Русские самоцветы». Учили на цветном металле. Из латуни брошь с камушками сделал для квалификационного экзамена. На заводе работал уже с благородным металлом...

В училище Борис поступил без особых трудностей. (Принимали по работам.) Но еще тогда, заметив в парне вдохновение бажовского Данилы-мастера, преподаватели советовали на камнереза учиться. Выбор же отделений был поистине сказочным. Можно было еще краснодеревщиком, огранщиком или альфрейщиком стать. (Альфреско – стенная живопись по сырой штукатурке. – Авт.) Правда, Борис к последней специальности тяготел. Хотелось по-микеланджеловски расписывать потолки и стены, создавая сюжетные произведения. Судьба распорядилась иначе. О чем он не жалеет. В юношескую пору жизнь бурлила, переливаясь рубиновыми, сапфирными и александритными россыпями. Московские артисты на заводе частыми гостями были. Принимали, как водится, хлебом-солью. Шкатулками из камня вознаграждали за народную любовь да сценический талант.

– Почему алмазы вставляют именно в платину? – с хитрым прищуром экзаменует художник. Заметив смятение, отвечает. – Платина (в отличие от серебра) не окисляется и не тускнеет. Алмаз, отражаясь в белом металле, по-особому играет...

Дружной заводской бригадой Бориса и в армию провожали. Служил он в Одесской области и Литве в ракетных войсках. Кружок рисования при Доме офицеров посещал. После армии в город детства вернулся. Родные просторы на этюды и вдохновили. Начал писать маслом, считая по-левитановски, что «самый простой, бесхитростный мотив достоин изображения, если его полюбить и сердечно о нем рассказать». Из-за неустроенности быта (или другим соображениям) первые этюдные работы художник уничтожил. Теперь сожалеет. Зря поддался юношескому максимализму. Говорит, этюды отличались откровенностью. После этого, вестимо, создал целые циклы других картин. Первыми ценителями которых сегодня являются близкие: жена, сын Сергей, дочь Валентина и внуки.

Всю трудовую жизнь Борис Коньшин посвятил городу и району. Немного попробовал себя на педагогической стезе. Но, здраво рассудив, стал художником-оформителем. Работал на ковровой фабрике, в автоколонне 1319, на заводе железобетонных изделий, в районном Доме культуры, совхозе «Заря».


«Тет-а-тет» с природой

Вдумчивый, неспешный, рассудительный всякий раз диалог с природой у Бориса Степановича выходит. Позади – прилично живописных «бесед». А впереди – масса непознанного. Этюды по-прежнему считает «великой школой». Преклоняется перед «первым пейзажистом России» Левитаном, которому удалось запечатлеть «картины души человеческой в образах природы». Ценит мастерство одного из учеников Левитана по московскому училищу живописи, ваяния и зодчества Станислава Жуковского.

Ишимский художник готовится к юбилейной персональной выставке с незамысловатым названием «Садовые домики». Априори глубинную суть ее можно объяснить и поэтическими строками:

Надо выстрадать землю родную
Для того, чтоб ее полюбить.


Собственноручно возвел свой дачный домик в восемьдесят девятом. Живописует не только оный, но и множество других. Через тональность мастерски передает собственное настроение. Воздушность этюдов тоже особая. Где-то линия горизонта заведомо занижена. Что позволяет садовым домикам парить в небесах, не отрываясь от земной тверди. Подчас они, с яркими крышами, утопающие в малахитово-палевом буйстве, выглядят местом обитания сказочных героев. Крупные соцветия сирени, астр, одуванчиков оживляют общую панораму этюдов. В весеннее половодье садовым домикам хочется протянуть руку помощи. А осенью, когда «златосумрачной листвою загораются сады», Борис Степанович ловит каждый погожий день. Рубин, багрянец и охра – для «звенящей сини пленэра». Кстати, о небе. На осенних картинах оно поражает лазурной чистотой и светлой первозданностью. Недаром и Исаак Левитан часами глядел ввысь, резюмируя: «В искусстве есть что-то небесное».

Борис Коньшин тщательно прописывает водную гладь, передавая ощущение знойной июльской поры. Жизнь любит. Через цветовую гамму этюдов влюбляет и зрителей в мир родной природы. Наполняя картины сокровенной музыкой молчанья. Между прочим, заставляющей мыслить. (В том-то и прелесть!) Слова к музыке каждый должен сам подобрать.

А мы, ишимцы, живем ожиданием встречи с работами маэстро на его персоналии. Предъюбилейной порой ему желаем неутомимой жажды познания и творческих сил для новых творений.


Наталья КУТЫРЁВА.
Фото автора и Геннадия Крамора.

(«Тюменская область сегодня», 28.01.2010).

РЕПОРТАЖ и ФОТОГАЛЕРЕЯ с открытия второй персональной выставки (2010).


Архив событий
Люди ишимской культуры
История ишимской культуры
Видеосюжеты о городе
Контактная информация
Сайты-друзья
Правила републикации
ФОТОГАЛЕРЕЯ - общий список
ПОЛОЖЕНИЕ о порядке проведения закупок товаров, работ и услуг МАУК ОИГКЦ